June 3rd, 2011

Шевченко считает, что проблема между осетинами и ингушами в кударцах

Originally published at Дневники. You can comment here or there.

Вчера в передаче «Особое мнение» на радиостанции «Эхо Москвы» член Общественной палаты Максим Шевченко сказал буквально следующее:

«И я считаю, что, несмотря на то, что нам рассказывают, что там мир да благодать, в Осетии, там идет жесточайший конфликт между кударцами, выходцами из Южной Осетии, и дигорцами и иронцами, коренными жителями Северной Осетии, большинство из которых – это мусульмане. Могу сказать последнюю фразу, Таня – что у жителей Северной Осетии, у дигорцев и у иронцев, с ингушами конфликтов практически нет, они веками жили вместе».

Во-первых, в Северной Осетии число мусульман по различным статистическим данным не превышает 12 — 15 %.

Население Северной Осетии в 2010 году составляет приблизительно 712 900 человек. По словам бывшего муфтия Духовного Управления мусульман Мурата Хаджи Тавказахова, в республике проживает 20 000 тысяч мусульман, исповедующих традиционный ислам. Они находятся в Пригородном районе, Правобережном, Ирафском, Кировском и во Владикавказе. И среди них не только осетины, но и кумыки, азербайджанцы, татары и ингуши Пригородного района.

Очевидно, что мусульмане никак не могут составлять большинство в Северной Осетии.

Во-вторых, никакого жесточайшего конфликта между выходцами из Южной Осетии и жителями Северной Осетии нет. Южные осетины интегрированы в северо-осетинское общество и представлены на всех уровнях.

В 2008 году, как и начале 90-х, население Северной Осетии поддержало Южную, в том числе и приняв на себя основную массу беженцев. Естественно, интеграция такого числа беженцев неминуема без роста социальной напряженности, но следует понимать, что и на юге и на севере кавказского хребта живет один и тот же народ. Если возникают какие-либо конфликты, они носят, как правило, бытовой характер.

И, уж полным абсурдом является то, что у дигорцев и у иронцев с ингушами практически нет конфликтов. Такое мнение мог высказать только человек, совсем не разбирающийся в ситуации. Смешно думать, что Максим Шевченко не в курсе осетино-ингушских проблем. Около месяца назад, в этой же передаче «Особое мнение», он много говорил о конфликте между осетинами и ингушами:

«После Беслана, конечно, осетино-ингушские переговоры и процесс мирного урегулирования по Пригородному району, ну, мягко скажем, осложнился. А если сказать откровенно, усложнился невероятно».

Получается, что Шевченко противоречит своим же словам месячной давности. Остается только догадываться, с какой целью он отстаивает заведомо нелепую позицию.